Пресс-центр
входит в многопрофильный геологический холдинг Росгеология

Интервью с генеральным директором Камского НИИ комплексных исследований глубоких и сверхглубоких скважин

Ежнедельник "Новый компаньон", Пермь, №24​. Сергей Попов: "Чтобы не остаться без запасов нефти завтра, необходимо очень интенсивно работать сегодня"

— Сергей Геннадьевич, чем сегодня занимается ОАО «Камский научно-исследовательский институт комп­лекс­ных исследований глубоких и сверхглубоких скважин» (КамНИИКИГС, входит в многопрофильный геологический государственный холдинг «Росгеология»)?

— Когда в 1960 году создали наш институт (тогда это был Камский филиал ВНИГНИ), его учёные активно занимались проблемами региональной геологии для интенсификации поисков нефти и газа на территории Пермской области и Удмуртии.

В 1986 году была принята программа сверхглубокого бурения. Институт преобразовали в ОАО «КамНИИКИГС». Мы изучали не только глубокие нефтяные горизонты, но и глубинное строение земной коры в целом.

Сегодня институт работает в двух основных направлениях. Первое — изучение глубоких и сверхглубоких скважин на территории России. Могу сказать, что КамНИИКИГС так или иначе имеет отношение ко всем подобным скважинам, пробурённым в России. В нашем регионе глубокими считаются скважины порядка 2 км. В других субъектах Федерации мы изучаем скважины 6—7 км, были даже восьми- (Ен-Яхинская) и 12-километ­ровые (Кольская).

Вторым направлением нашей деятельности по-прежнему остаётся региональная геология.

— Ещё памятны времена, когда нефть в Прикамье фонтанировала. В связи с этим, возможно, не всем будет понятно, зачем необходимо глубокое бурение...

— Сверхглубокое бурение поначалу было исключительно научной проблемой. Однако в настоящее время, когда добыча нефти в основном добывающем регионе России — Западной Сибири — снижается, это направление приобретает практический смысл.

Глубокие скважины выгоднее, чем, к примеру, добыча нефти на Арктическом шельфе. Существующая практика показывает, что шельф очень перс­пективен. Но в России работы на нём будут очень дорогостоящими. Если стоимость глубокой скважины (более 5 км) в Пермском крае составляет примерно 1 млрд руб., то сравнимая по глубине и категории скважина на шельфе обойдётся в 7,5 млрд руб. Разница, как видите, в разы. И это мы ещё не учитывали стоимость буровой платформы, которая также существенно дороже наземного оборудования. Поэтому всё большее внимание сегодня уделяется именно глубоким горизонтам.

Несмотря на то что месторождения нефти на территории Пермского края в основном находятся уже на высокой стадии выработанности, для нас глубокие горизонты пока не являются актуальными. Сегодня это преимущественно касается Западной Сибири.

Как правило, для глубокого бурения выбираются такие районы, где запасы нефти в верхних горизонтах подходят к истощению и есть инфраструктура для добычи, обработки и транспортировки углеводородов.

Страна у нас, как вы понимаете, сырьевая, и значительный приток валютных средств в бюджет идёт за счёт продажи нефти. Поэтому и бурятся глубокие скважины. Так, мы выходим на самый север Западной Сибири, занимаемся глубоким бурением в Астраханской и Оренбургской областях, где скважины достигают 6—7 км.

Это работа на перспективу. Реально от открытия месторождения до ввода его в разработку проходит 20—30 лет. Но если наша страна сегодня добывает примерно 500 млн т нефти в год, то надо подумать, чем будут подкреплены эти запасы, положим, через 10 лет. КамНИИКИГС, а также другие предприятия холдинга «Росгеология», ведут работу на восполнение ресурсной базы России.

— Вы сказали, что в Прикамье глубокими считаются скважины порядка 2 км, в других регионах больше. В Пермском крае не имеет смысла бурить глубже?

— Можно сказать и так. Действительно, пока ресурсы находятся на меньших глубинах. Но уже сегодня нужно думать о завтрашнем дне. Необходимо идти в новые районы Пермского края, туда, где пока ещё ничего не найдено, расширяя географию и углубляя скважины.

— Есть мнение, что север Пермского края очень перспективен в плане нефтедобычи. Однако там располагаются калийные месторождения, которые «мешают» активной выработке нефти...

— Действительно, соли — лучшие покрышки для нефти. Под ними концент­рируются весьма приличные месторождения. Причём следует говорить даже не о перспективах прикамского севера, а о текущем моменте.

Если посмотреть на карту Пермского края, то хорошо видно, что очень много месторождений сосредоточено в районе Соликамской депрессии. Там самые высокие дебиты скважин и запасы нефти на сегодняшний день. Однако добыча нефти в районе месторождений соли — дело непростое, есть свои технологические особенности. В связи с этим бурение скважин ведётся в районах с некондиционными запасами солей.

Читайте далее на сайте интернет-газеты NewsKo: http://www.newsko.ru/articles/nk-1749994.html

Вверх